Помимо "Ревизора", карагандинская драма показала алматинской публике еще один спектакль режиссера Станислава Васильева – "Стену живых" по пьесе молодого российского драматурга Даны Сидерос. История старушки с деменцией и страдающих от ее причуд внуков из тех, что называют "жизненными".

"Стена живых" – первая пьеса Даны Сидерос (псевдоним 32-летней поэтессы и иллюстратора из Москвы). А карагандинский спектакль – первая постановка пьесы на сцене. Текст, между тем, более чем сценичный, для современной драмы – даже чрезмерно. "Стену живых" отбирали в шорт-лист престижной драматургической премии "Ремарка", несколько раз представляли в ридингах. Главные герои пьесы – 84-летняя Таисия и ее внуки Антон и Ксюша.

Женщина преклонных лет имеет проблемы с памятью, и мозг по несколько раз в день переносит ее в разные периоды жизни – она заново проживает войну, эмиграцию, советскую стройку. Внуки привыкают к "разной" бабушке – десятилетней, восемнадцатилетней, сорокалетней. И хотя Таисию они действительно любят, она становится для молодых людей обузой.

Жанр пьесы (Васильев обозначил так и жанр спектакля) – "комнатная история длиной в 200 дней, с неизбежным финалом". Зритель, даже просто прочтя афишу, поймет: хэппи энда не будет, в конце бабушка Тая умрет. И такая мелодраматичность спектаклю на пользу не идет.

Станислав Васильев решил "Стену живых" в самом традиционном ключе. Он снял с пьесы верхний слой текста и воспроизвел его дословно, без изысков. Режиссер точно следовал ремаркам, совместно с художником он скрупулезно изобразил ресторан из первой и последней сцен, где на стенах висят портреты живых и мертвых актеров, и квартиру Таисии с "типичной советской гостиной". Декорации (здесь неизбежна тавтология) – декоративны, дополнительных смыслов в них нет.

"Стена живых" выглядит спектаклем, поставленным не по пьесе 2014 года, а типичной советской семейной драмой. В нем ничего не выдает современного театра – ни сценография, ни актерские работы, ни даже текст (звучит в первой сцене, правда, позапрошлогодний хит Стаса Костюшкина, но там большой вопрос в его художественной ценности).

Тем не менее, одно из главных достоинств пьесы Сидерос Васильев использует по полной: широчайшего диапазона роль Таисии. Главную героиню играет Людмила Пекушева, и спектакль для нее становится бенефисным: фактически актрисе выпадает возможность прожить на сцене своего персонажа сразу в нескольких разных возрастах. Пекушева демонстрирует классический театр переживаний, в формате мелодрамы это вполне оправдано. Ее партнеры Анна Суханова и Антон Звонов (внуки Ксюша и Антон) смотрятся чуть проще, но тоже в обозначенных рамках.

Приятна в спектакле музыкальная составляющая: в театре Станиславского поющая труппа, и в "Стене живых" много живого вокала и музыки. Такие фрагменты хотя бы временами меняют вкус "мыла" на ощущение кабаре на сцене.

В "Стене живых" постановщик максимально упростил себе задачу, поставив главной целью спектакля – выдавливание слез из зрителя. Работая с текстом, где главный герой – обаятельная старушка, которая сначала сходит с ума, а потом умирает – можно даже не предпринимать для этого никаких дополнительных усилий, а просто пересказать сюжет. Это, конечно, срабатывает, и зритель, конечно же, плачет. Другое дело – насколько это честно по отношению к нему?

Источник: today.kz