Антропоморфная драма "Звериные истории" американского драматурга Дона Нигро впервые попала на театральную сцену в Казахстане. На русском языке Нигро стали ставить совсем недавно, всего пару лет назад, несмотря на то, что на родине его пьесы известны еще с 70-х годов. С 2014 года на русский работы Дона Нигро переводит Виктор Вебер.

"Звериные истории" – это сборник микропьес, главными действующими лицами в которых являются животные, но конфликты автором прописаны человеческие. Короткие сюжеты посвящены любви, одиночеству, страху, власти, фатуму, предназначению.

В "Звериных историях" вместо декораций – геометрия. Для спектакля в "Жас Сахна" ужали зрительный зал едва не вдвое: пространство стало еще более камерным, а оттого разговор с публикой – еще более личным (однако на слом четвертой стены это отчего-то не сработало, во всяком случае, не меньше половины времени персонажи тщательно держат дистанцию, даже там, где в этом абсолютно нет нужды). Ничего декоративного в сценографии: стол, рояль. Стулья – такие же, которые предлагают аудитории.

Костюмы, правда, для спектакля придумали такие, что лаконичность сцены не имеет значения: стилизованный дикий запад, пестрый, почти мультипликационный. Вкупе с музыкальными и пластическими этюдами между "главами" эти наряды рассказывают параллельную основным сюжетам историю: не сказать, что особенно важную для восприятия спектакля целиком, но однозначно эстетически выдержанную и визуально приятную.

Режиссером спектакля обозначен худрук "Жас Сахна" Барзу Абдураззаков, его ассистентом – актер театра Виталий Куприянов, снова присоединившийся к труппе после года учебы в Польше. Последнее, скорее всего, и объясняет авангардистские "уши", которые торчат из части мизансцен в спектакле: они со страстью главрежа к ярмарочности на сцене сплелись органично, и с точки зрения стиля "Звериные истории" – самый эффектный спектакль в "Жас Сахна" за долгое время.

Что же самое приятное в "Звериных историях" – так это то, что в драматургии Дона Нигро молодой труппе театра, похоже, наконец приятно и комфортно существовать. Богатый перечень "звериных", но таких человеческих эмоций, актерам дался легко.

Так, бурундук в исполнении Ашима Ахметова рассказывает фактически историю существования личности в условиях тоталитаризма. Антиутопическая микропьеса "Великий бурундукский лабиринт" поставлена любопытно с точки зрения света и цвета: все время действия единственным лучом на сцене остается налобный фонарик главного героя, который светит то в лицо самому бурундуку, то в глаза зрителям из первого ряда. Ахметов своего героя, кажется, понимает от и до: его монолог оказывается одновременно и страстным, и подобострастным. Насколько "Лабиринт" злободневен, можно умолчать: и так всем все ясно.

Удивительно трагичной стала история "Попугаи", сыгранная Виталием Куприяновым и Тогжан Тахановой. Любовь и отношения пары, которую неизвестно как свела судьба, изображены с надрывным драматизмом. Куприянов, по которому так соскучилась за год публика, наконец засиял – с удвоенной мощью. Впрочем, его партнерша Таханова не отстает: это едва не единственный женский образ в спектакле, стопроцентно вызывающий эмпатию.

Хорош и Вахид Изимов, разыгрывающий целый моноспектакль о страданиях утконоса, которого не считает своим ни один биологический вид. В этой части тоже прекрасно работает свет: софит становится отдельным персонажем, не желающим принимать под свой луч героя-изгоя.

Симпатичный дуэт получился у Айгерим Мустафы и Нургуль Алпысбаевой – их часть "Теория нитки", диалог двух домашних кошек, и дала название спектаклю. Режиссерское решение новеллы таково, что выглядит она однозначно финалом спектакля: именно в ней и текст, и интонации выдают итоговую мораль.

Однако после на сцене происходят еще две истории: одна – об обществе бабуинов, другая – о стаде коров, которых ведут на бойню. И если последняя – это фактически продолжение заявленной в начале линии (то есть укладывается в традиционную схему с прологом и эпилогом), то потенциально сильный "Бог бабуинов", говорящий об общественном устройстве и о культах, остается без должного акцента из-за провиса в композиции спектакля.

"Теория нитки. Звериные истории" для молодого театра – удача. Театру "Жас Сахна" по сути так и не удавалось повторить успеха дебютной работы труппы – "Одноклассников" (выстрелила разве что "Лавина", но гораздо тише, соответственно концепции спектакля). У "Теории нитки" на это есть шанс.

Источник: today.kz