Актер казахской драмы имени Ауэзова, продюсер Азамат Сатыбалды в этом году уже пробовал себя в создании кино, а в начале лета объявил об открытии собственного частного театра.

Первым спектаклем команды, получившей название 28theater, стал "Куплю вашего мужа" по Михаилу Задорнову. Ко второй работе новая труппа во главе с ее руководителем подошла более зрело: к постановке взяли пьесу "Войцек" Георга Бюнхера, а режиссером пригласили Дину Жумабаеву.

Жумабаева как молодой и отважный постановщик известна во многих регионах страны. Ученицу Юрия Ханинги-Бекназара знают в Актау, Актобе, Караганде, Таразе, поработала она и в Алматы - с труппой корейского театра.

Для частного театра 28theater Жумабаева поставила "Войцека" - пьесу, написанную 180 лет назад, но привлекшую к себе внимание режиссеров по всему миру только к концу ХХ века. Это история нищего солдата Франца Войцека, который сходит с ума от бедности и унижений и из-за измены решается на убийство любимой женщины.

У режиссера главный герой проходит пытку не столько общественным мнением, сколько стихиями. Интересно, что похожим образом Войцека решил в одноименном фильме немецкий режиссер Вернер Херцог. Жумабаева, в отличие от Херцога, протагониста пытает не ветром, а напротив, отсутствием воздуха. В спектакле концентрированно существуют три стихии: вода, огонь и земля. Целое фаер-шоу в сцене с балаганом, непрекращающийся дождь, льющийся на сцену всю вторую половину действия, земля, которой присыпают Войцека остальные персонажи – нет только воздуха. И единственное, что остается главному герою - задохнуться от ситуации самому и утащить за собой любимую: в трактовке Жумабаевой Франц не закалывает Марию ножом, а закрывает ей рот и нос рукой и ждет ее смерти.

Душную атмосферу спектакля поддерживают декорации: по планшету расставлены деревянные ящики, и сама сцена театра кукол, где ставят "Войцека", тоже выглядит как большой ящик. Иногда персонажи из этого ящика выходят, выходя и из истории – на кромке сцены их ждет микрофонная стойка, которая лучше любой границы разделяет уровни действия.

-

У Жумабаевой с уровнями действия достаточно сложное решение: в каждой сцене их не меньше трех (и в каждой же она одного из героев выводит "за скобки", оставляя почти за кулисами, но подсвечивая софитом – заставляет подглядывать). С учетом маленькой "коробки" спектакль выглядит насыщенным и плотным, прибавить к этому нервную хореографию, которую больше всего хочется охарактеризовать словом "странная", и получается эффект возни и копошения – атмосферы как нельзя лучше подходящей для истории о "маленьком человеке".

Своего "маленького" актер Азамат Сатыбалды, играющий Войцека, решает, однако, традиционно, хоть и с легкой придурковатостью. Он демонстрирует актерскую выносливость, стойко перенося льющиеся на него потоки воды и валяние в грязи, при этом сберегая всю энергию на финальный монолог (он, впрочем, в спектакле – не самая сильная сцена).

Более выигрышно (возможно оттого, что менее скованно) на сцене выглядит Данияр Базаркулов, который несет на себе сразу несколько образов, в том числе ключевых – Доктора и Зазывалы. Все его персонажи – абсурдистские, но не без мистицизма, родные для истории, которую рассказывает режиссер. Мистицизм, что-то сродни шаманизму, в спектакле у Жумабаевой проявляется через звуковое решение. Актеры отбивают ногами четкий ритм, который, с одной стороны, наводит на мысль об ударах, о насилии, с другой – о колдовских практиках, введении в состояние транса.

На стыке реальной боли и бессознательного погружения в альтернативные состояния создана и одна из самых эффектных сцен в спектакле – эротическая (хотя, конечно, скорее метафорическая). В эпизоде, где Мария изменяет Францу с Табурмажором, Асан Мажит грубо и резко переступает через свою партнершу, а та (Марию в разных составах играют Дина Заитова и Ажарлым Бакытжанова) раз за разом снова бросается ему под ноги.

Сила Жумабаевой как режиссера - в ее широком кругозоре, образованности и насмотренности. Она не стесняется заимствовать приемы и не стремится изобретать велосипед. То, что называют новым зрители, да и театральные деятели, не знающие другого театра, кроме того, что творится под крышей отечественной драмы, на самом деле - тонкая стилизация, оммаж культурам, эпохам и мастерам.

"Войцек" в этом смысле – работа многогранная и многослойная, привлекательная для разбора и "распутывания", хоть и не без штампов. И большая удача для артистов, а большая часть команды служит в государственных театрах, попробовать себя в незнакомой для себя эстетике, а то и не в одной. Источник: today.kz