Спектакль "Қыз Жiбек" стал дебютом для режиссера Елика Нурсултана на основной сцене театра Ауэзова. Он известен работами на малой сцене: спектаклем "Қас қағым…" по современной драме и собственной трактовкой шекспировского "Короля Лира" - "Лир Патша". Выйдя на большую сцену, Нурсултан столкнулся с типичными проблемами постановщиков, привыкших к работе в камерном пространстве.

Классический казахский материал практически никогда на подвергается в отечественном театре тотальной авторской интерпретации, и спектакль "Қыз Жiбек" - не исключение. Легендарная любовная история, переложенная Габитом Мусрповым в пьесу, на сцене Ауэзовского смотрится типичной костюмной драмой, но вместе с тем в нем чувствуется энергия молодого постановщика.

Самое примечательное в "Қыз Жiбек" - это четкий ритм и активный темп, которые из первого действия делают динамичное и яркое зрелище. Режиссер сохранил форму музыкальной драмы, и спектакль удерживает внимание еще и за счет чередования вокальных и игровых фрагментов.

Весь первый акт, наполненный музыкой и песнями, построен по законам голливудских музыкальных сказок. Нурсултан как будто работает на крупных планах: он по очереди выделяет персонажей, и хотя на сцене при этом находится более десятка эпизодников, нагрузку они несут скорее декоративную. Это могло бы выглядеть как прием, если бы не артисты второго плана, которые из действия то и дело выпадали. В этом видится недостаток ответственности привыкшего к камерной сцене постановщика: все, что выходит из его достаточно узкой зоны внимания, остается без проработки.

Но вкупе с музыкальным оформлением, работой художника по костюмам и выбора в пользу видеопроекции (вместо тяжеловесных декораций) первая часть истории увлекает не хуже истории любой из диснеевских принцесс. Елику Нурсултану особенно удался монтаж сцен, который позволяют даже сгладить огрехи в сцендвижении: пластика – явно слабое место труппы казахской драмы. Впрочем, проблемные танцы компенсируются еще и вокальными номерами: поют артисты очень хорошо. И об отношениях внутри треугольника Жибек-Тулеген-Бекежан песни говорят существенно больше, чем диалоги, которые содержат достаточно типичный набор эмоций и жестов.

Во втором акте, когда песен становится заметно меньше, игровые фрагменты несут все больше патетики, а проекция становится предельно наивной и иллюстративной, действие начинает пробуксовывать. Очарование первого акта, граничащее с мультипликационным (чистые цвета платьев подруг Жибек – просто загляденье), рассыпается и забывается, а второй никаких новых впечатлений уже, к сожалению, не несет.

Впрочем, у истории Жибек и Тулегена нет голливудского хэппи-энда, и выдерживать стилистику "принцессиной истории" при условии, что прекрасный принц в финале погибает, скорее всего, не получится.

Тем не менее, Елик Нурсултан совершает попытку соединить влюбленных. Через весь спектакль проходит параллельная мистическая линия (это для Нурсултана сродни авторской подписи), причем визуально выражается местами оригинально: так в одной из сцен над планшетом висит вертикально шанырак с кистями веревок, и эта конструкция напоминает индейский амулет – ловец снов.

Вообще Жибек и Тулеген больше времени проводят в придуманном мире, в мечтах, чем в реальности, и в финале режиссер отправляет их вдвоем по "лестнице в небо" - избито, но логично: на земле ни тому, ни другому не место. Исполнители главных ролей Салтанат Бакаева и Алмас Шаяхметов и вправду творят своих персонажей такими невесомыми, что это граничит с невнятностью.

Основным двигателем действия становятся не Жибек и Тулеген, а Бекежан. Антагониста играет Асан Мажит, он, вместе с исполнительницей роли Дурии Зариной Кармен и привносит в спектакль энергетику помимо музыки (хотя и с вокалом у обоих все в порядке) – актерскую, человеческую, витальную.

"Қыз Жiбек" Елика Нурсултана – работа схематичная, в ней нет скрупулезной проработки деталей, характерных для постановок театра по историческим и эпическим сюжетам. Это спектаклю идет на пользу, когда касается визуальной составляющей, и подводит постановщика в том, что связано с раскрытием самой истории.

Главное, что режиссеру удалось продемонстрировать новой работой – умение увлекать и держать зрителя. Правда, пока не до самого финала.

Источник: today.kz