Русский драмтеатр из Кокшетау завершил гастроли в Алматы. Шесть спектаклей из своего репертуара показала театральная команда из Акмолинской области на сцене русского ТЮЗа имени Сац.

Финалом гастролей стала "Бесприданница" - недавняя премьера театра в постановке якутского режиссера Сергея Потапова. Его в Центральном Казахстане знают уже близко: по спектаклям "Шие" в казахском музыкальном театре имени Куанышбаева и "Пробуждение" - в русской драме имени Горького. После Астаны Потапов принялся за покорение провинции – и поставил в Кокшетау караоке-мелодраму.

В "Бесприданнице" Сергея Потапова видится привет "Самому лучшему дню" Жоры Крыжовникова – самой кассовой российской кинокомедии позапрошлого года. Потапов и Крыжовников – оба выпускники мастерской Марка Захарова в ГИТИСе.

Караоке-мелодраму Потапова и караоке-комедию Крыжовникова роднит не только приставка к жанру. И тот, и другой в качестве литературной основы взял пьесу Островского (но первый скрупулезно сохранил текст, второй оставил только сюжетную канву). И у того, и у другого звучит современная русская эстрада (ВИА Гра и Лепс – а что вы поете в караоке?). И тот, и другой тяготеет к пародии, трэшу и абсурду.

И тут становится понятно, что трэш трэшу рознь. Потому что если вы Дмитрий Нагиев и Юлия Александрова, то вы в своей тарелке и вам не привыкать. А если – актер акмолинского областного драмтеатра, то в "Бесприданнице" Потапова вам заметно дискомфортно.

Вроде бы и считываются все хулиганские задумки постановщика. И есть ощущение, что, например, когда Паратов и Карандышев в прямом смысле этого слова начинают меряться гениталиями или когда Паратов совершает недвусмысленные движения, сидя верхом на Огудаловой, что это не должно выглядеть такой явственной пошлятиной. Но отчего-то выглядит.

Возможно, оттого, что на сцене нет ансамбля, и каждый актер существует по-своему. Кто-то, как например, исполнительница роли Хариты Игнатьевны Нургуль Джунусова, только изредка переходит грань между психологизмом и абсурдизмом, но при всем этом ее персонаж полностью оказывается в концепции спектакля. Тимур Валиев в роли Сергея Сергеевича, напротив, до предела сдержан и, складывается впечатление, даже равнодушен – что к происходящему на сцене, что к своему персонажу. Но опять же – все это оказывается к месту. Но дуэтом Паратов-Огудалова-старшая актерский вклад в "Бесприданницу" Потапова, к сожалению, заканчивается. Все, что происходит вне его, остается строго в рамках периферийного театра.

Интересно, что в караоке-мелодраме случается и дефицит караоке: во втором действии, например, песен нет совсем. Зато те, что зритель слушает в первом, работают на эффект погружения (здесь хочется уточнить: погружения в кабак) – потому что поют актеры нестройно и неточно, все как по-настоящему. И придуманные художником спектакля Садыром Ниязакуновым неоновые таблички – Ostrovsky karaoke bar и LastocHKA – настолько китчевые, что от этого невыносимо прекрасные.

Но самое очаровательное, что есть в спектакле, - это финальная сцена. Когда после убийства Ларисы на сцену выносят ведро и швабру и слуга Иван отмывает пол – молча и сосредоточенно. Это как режиссерский поклон публике: если что-то было не так, простите, я все за собой уберу.

"Бесприданница" акмолинской драмы – лишь один из нескольких экспериментов тетра в последние годы. Только недавно в новостной ленте проходило сообщение о том, как после худсовета в театре отложили премьеру "Бабы Шанель" по пьесе Николая Коляды. Впрочем, руководство театра впоследствии пояснило: спектакль не сняли, он останется в репертуаре, несмотря на то, что местные чиновники от культуры оскорбились из-за мата в тексте пьесы.

"Бабу Шанель" на гастроли в Алматы не привезли. Но привезли "Бесприданницу", больше того – на афишу к ней наклеили логотип ЭКСПО 2017. Оценят ли подарок к выставке чиновники рангом повыше региональных – вопрос.

Источник: today.kz