Театр пластической драматургии – новая театральная команда из Алматы, которая разместилась в пространстве "Тенгри Умай" на Арбате. В "Тенгри Умай" уже не раз располагались театры: и – кажется, с тех пор прошла уже целая эпоха - "Новая сцена" Бориса Преображенского, и государственный Немецкий – буквально год назад.

В этом сезоне на площадке "Тенгри Умай" свежий ремонт, затянутые черным стены и наконец доведенный до ума подиум, служащий сценой. На нее выходит первой Яна Макарцева – хореограф, режиссер, актриса, основатель Театра пластической драматургии.

Дебютный спектакль нового коллектива называется "ФрИДа" - это биография мексиканской художницы Фриды Кало, рассказанная в формате пластической драмы. Выделенное "ИД" в названии – это id, it, "оно" - понятие из психоанализа, являющее собой человеческое бессознательное. За раскрытие образа заглавной героини отвечают две актрисы: Яна Макарцева – Фрида - и Алина Амели – "ИД", "оно".

Биографию Фриды Кало авторы спектакля рассказывают поступательно: от первых до последних дней жизни. Тем не менее, приходить на "ФрИДу" лучше с определенным бэкграундом - пластика не лучший инструмент для передачи фактов. Зато отличный – для прорисовки эмоций и демонстрации атмосферы.

Фрида Яны Макарцевой – пластична, эстетична и асексуальна. Это любопытный местный кейс о том, как в танц-театре сдвинуть фокус с красивых тел танцовщиц: для этого необходима история феминистки и соответствующей к ней подход. Макарцева не пытается понравится зрителю – во всяком случае, не завлекает его внешней мишурой. Ее героиню вряд ли можно назвать чувственной, но при этом понятно: именно такая Фрида – настоящая. Никакой объективации – продвинутая публика такой подход стопроцентно оценит.

Тандем Яны Макарцевой и Алины Амели выглядит эффектно: две безусловно красивые женщины (в продолжение предыдущей мысли: в уродующих их костюмах) взаимодействуют друг с другом максимально тесно, они в самом деле являют собой сознательное и бессознательное, кроющееся в одной личности.

Хуже дело с взаимодействием обстоит у актеров второго плана: эпизоды с их участием выглядят исключительно как "оживляж", и он спектаклю на идет на пользу, а только его упрощает. В таких фрагментах слишком много реализма, который разрушает мистицизм и манерность "ФрИДы".

Другая слабая сторона спектакля связана с игровой составляющей: если пластическая его часть выполнена профессионально, то драматическая нуждается в доработке и совершенствовании, иначе "ФрИДа" кажется достаточно сырой.

Над видимой частью спектакля работала художник-постановщик Айгерим Бекмухамбетова – самый опытный из создателей "ФрИДы". Она раскрасила биографию легендарной художницы только тремя цветами: черным, белым и красным, и только в финальной сцене, рассказывающей о финале ее жизни, появляются яркие краски. Сама сценический подиум обрамлен деревянными брусьями, которые складываются в подобие ринга (вся жизнь – борьба?), к тому же, раскачиваясь, они добавляют спектаклю динамичности.

С видением художника-постановщика спорит световое. Использование направленного света (один из эпизодических персонажей в некоторых сценах просто держит прожектор в руках) – единственное здесь выгодное решение, в том же, что касается применения цветных софитов, попадания мало: заливка одним (красным, зеленым, синим) цветом пространства целиком никакого дополнительного смысла не несет и обусловлена, кажется, только ограниченными умениями техников. Оттого же, вероятно, и не самый качественный монтаж звука. Между тем, в пластическом театре на техническую сторону выпадает достаточно большая ответственность, особенно когда спектакль наполнен музыкой весьма плотно.

Как цельный продукт "ФрИДа" Яны Макарцевой – достойный повод вернуть "Тенгри Умай" театральное назначение и адекватное пополнение в списке пластических спектаклей в алматинском театре, которых все еще на несколько порядков меньше, чем драматических. Ну и появление нового театра на карте города – явление заметное и замечательное.

Источник: today.kz